Юрий Белановский: Кто такие священники и почему появились «предатели в рясах»?

.

Юрий Белановский: Кто такие священники и почему появились «предатели в рясах»?

Несмотря на особый контекст появления этого термина, его жизнь последние недели обрела «новое дыхание». В сводки скандальных новостей то и дело попадают происшествия, виновники которых — священнослужители Русской Православной Церкви. У многих людей возникают вполне резонные вопросы. Как это, вообще, возможно? Это же священники?

Почему иногда священники плохо себя ведут?

Я бы ответил вопросом на вопрос. А какие могут быть основания полагать, что епископы, священники или дьяконы не могут себя плохо вести? Будем серьезны — оснований нет.

Многие не поверят, а некоторые будут оспаривать, но я скажу, что священнослужители — это обычные люди, хоть и христиане, но люди нашей культуры и нашего времени. Звание христианина (принадлежность к Церкви), а так же наличие сана сами по себе не дают людям ни особой близости к Богу, ни прозорливости, ни безгрешности, ни ума, ни скромности, ни вежливости, ни образования. Вопреки разного рода мифам, священник не обладает сверхъестественной силой, он не волшебник, не заклинатель духов, не целитель. Священник — не посредник между прихожанами и Богом, он не обладает эксклюзивным правом на богообщение, не имеет полноту знаний. Он не пророк, не «голос Божий».

Нравственная жизнь епископов, священников, дьяконов и качество их служения зависят только от них самих. Всем людям свойственно грешить — и священникам тоже. Звание христианина, будь он даже именитый священнослужитель, фактически тождественно званию ученика, в свое время возжелавшего подражать Учителю — Господу Иисусу. Христианская жизнь — это задание, а не данность, это долгий путь, а не результат. К тому же, желание быть учеником может пропасть.

Говоря о священниках и нравственности, мне не интересно рассуждать в категориях «как они смогли?». Мы видим, что смогли. И, я думаю, ещё не то смогут. Мне важно понять другое. Почему нравственные нормы Православной Церкви потеряли связь с действительностью? И как к этому относиться?

О священниках

Из Евангелия мы знаем, что христианская жизнь — этот путь, который надо идти сообща, объединившись в организацию (Церковь), где каждый несёт свое служение в соответствии с призванием Божиим и талантами, где у каждого своя ответственность.

В первые времена христианства епископ, а впоследствии священник — это глава христианской общины, отец большой «семьи», где большинство «детей» уже выросли и стали самостоятельными. Община предполагает не только знакомство, общую молитву, причастие Тела и Крови Христа, но и совместное совещательное решение важных вопросов, общую ответственность, в том числе  — материальную и финансовую, за организацию богослужений, за содержание храма, за помощь больным, малоимущим, нуждающимся, за содержание священника и его семьи. Кстати, отсюда проистекают ответственности священнослужителей не только перед Богом, но и перед общиной.

Христиане уверены, что община верующих — это не просто собрание людей, это единство с Богом — непременным и первым участником христианских собраний. Глава общины, или, как говорят, предстоятель, должен быть достоин во многих отношениях и легитимен по человеческому избранию (ему должно доверять большинство) и по Божьему благословению. Избрание происходит от людей, благословение и дарование особых сил и помощи — от Бога. Это и отличает священника от «начальников человеческих» типа старосты или председателя собраний. Еще со времен апостолов Божье благословение, Божьи дары преподавались священнику, епископу или дьякону через молитву христиан и возложение апостолами (а впоследствии епископами) рук на голову кандидата.

Священник — это человек, который по доверию христианской общины, после совместной молитвы через возложение рук, получил от Бога задание и обязанность, а вместе с ними и особые духовные дары, чтобы быть главой христианской общины и всеми силами вести общину и христиан к Богу, помогать им жить по евангельским заповедям. Жизнь в общине среди людей минимизирует возможные двойственность, формальность, несправедливость, личную выгоду. За каждую «потерянную душу» священник ответит перед Богом. Именно из этой непомерной ответственности проистекают те нравственные требования, что имеют христиане по отношению к священнослужителям.

Почему нравственные нормы не действуют?

За столетия в христианстве произошли серьезные изменения. Здесь нет возможности подробно говорить об этом. Надо знать, что примерно к V, VI веку тема христианских общин и их глубинной связи с священнослужителями начала ослабевать. Со временем дьяконы, священники и даже епископы стали все чаще, а ныне это почти повсеместно, назначаться «сверху», переводиться из храма в храм (из области в область), занимать административные должности и т.п. Произошло формирование, как бы двух миров православия — клирики и миряне. Священнослужители стали восприниматься не как служащие в общине и общине, а как обладатели «даров свыше»; не как предстоятели общины, а как «носители сана» и особых возможностей самих по себе. Они стали как бы самодостаточными, некими людьми, имеющими право делать что-то, что недопустимо для «простых людей», к примеру, служить Евхаристию, крестить, принимать исповедь, венчать и т.д.

Безусловно, многие, если не большинство священнослужителей не являются заложниками сложившейся системы. Они со всей искренностью, со всей любовью и ответственностью относятся к тем христианам, что приходят в храм. Много где и ныне есть христианские общины. Но в отличие от книг, на практике это давным-давно перестало быть основой и смыслом священства, превратилось в следствие, и порой следствие необязательное. В итоге, без живой и глубокой связи с людьми, от которой прямо и непосредственно зависит жизнь христиан, нравственность превратилась в декларацию требований и наказаний. А это уже область права, где значение имеют только «проступки» ставшие достоянием общественности и принесшие вред людям и обществу.

В современных Российских городах у священнослужителей нет глубокой мотивации «работать» с людьми, нет повода быть «нравственным авторитетом». Насколько я знаю, в основной массе прихожане — это новообращенные и постоянно пребывающие разные люди с разовыми запросами (покрестить, повенчать, отпеть, что-то посоветовать). Очень многие христиане, после нескольких лет регулярной напряженной церковной жизни перестают ходить в храм. В такой ситуации нет смысла строить глубокие, ответственные отношения, ведь народ все равно шел, идет и будет идти в храмы, в том числе, будет нести средства к существованию.

[articles:53349,50417]Большую популярность завоевало учение о «благодатности» священника вне зависимости от его личной жизни, что в сочетании с обязательным внесением «пожертвования за требы» привело к народной вере в обязательную же «действенность» крестин, отпевания, исповеди, венчания и т.д. Личность священника почти перестала иметь значение. Главное — это сан. В результате, понятие «быть священником» («быть дьяконом», «быть епископом») фактически отождествилось с понятием «иметь профессию». Для многих мирян и даже священнослужителей священство характеризуется набором «тайных» знаний, «мистических» свойств и прав, а так же включенностью в определенную иерархическую структуру, да еще с возможностью карьеры. Фактически стало нормой, что некоторые священнослужители относятся к своему служению, как к «работе» с подобающими «границами»: «причем тут я?», «меня ждут дела», «это не входит в мои обязанности», «я сейчас в отпуске».

Сложившееся положение не стоит оценивать, как «плохое» или «хорошее». Так есть. Не получится ничего изменить. В скандальных историях, заинтересовавших СМИ, ничего необычного или выходящего «из ряда вон» не происходит. «Предатели в рясах», или священники, недостойные своего сана, всегда были и будут. Просто, нехороших священников было меньше обычного в период постсоветского вдохновения, общецерковного романтизма, альтруизма и «высоких порывов». Были и надежды на возрождение общинной жизни, где священнослужители — это братья и друзья во Христе. Теперь же мы входим в привычную для Православия, давно описанную историками стадию стабильной «имперской» жизни, со всеми вытекающими последствиями. Важно при этом не забывать, Кто, несмотря ни на что, в Церкви Главный и ради чего она существует.

 

 

Юрий Белановский, Руководитель
добровольческого движения «Даниловцы»

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*