Юрий Белановский: Можно ли сделать что-то доброе без иностранных денег и политики?

.

Юрий Белановский: Можно ли сделать что-то доброе без иностранных денег и политики?

Более того, я знаю из опыта и имею основания, исходя из официальных церковных документов  (Принципы отношения к инославию и Основы социальной концепции), полагать, что быть религиозной организаций в России, проповедовать Христа, заботиться о миллионах верующих невозможно без той или иной помощи от братьев христиан с «Запада» и без участия в политической жизни страны. Я не считаю, что это плохо.

Во-первых, не надо доказывать, что ресурсы русского народа — и личные,  и материальные,  были очень малы в первые постсоветские годы, но именно Церковь в те же годы нуждалась в небывалой поддержке. К тому же, по сложившейся печальной традиции, российские граждане готовы охотно жертвовать на храмы и совсем не готовы — на организацию служения ближним, на образовательные, научные и иные проекты.

Во-вторых, на государственном уровне, особенно на законодательном, неоднократно были и очень вероятны в будущем ситуации, когда Русская Церковь или православные общественные организации возвышали свой голос, поддерживая или критикуя что-то, и тем самым, участвовали в политической жизни страны. Последний пример, правда, на мой взгляд, неудачный по своему содержанию — полемика вокруг ювенальной юстиции. На эту тему готовится даже соборный документ.

В-третьих, в 90-е и 00-е годы прошлого века зарубежные христиане сами искали возможность послужить «гонимой Церкви», быть причастными к возрождению христианства в России. И отдельные люди, и организации (католики, протестанты, православные) без каких-либо условий желали и многое делали для того, чтобы вера во Христа вновь осияла Россию. Это было свидетельством единства, братства, сострадания. Православные не могли не принять такую помощь, это был их долг ради Христа, ради Его заповеди о любви между учениками и единстве.

Кто и как помогал Русской Церкви?

Я расскажу, что знаю и что слышал от друзей. В чем-то могу ошибиться. Важно понимать, что в большинстве своем мотив «христиан Запада» был очень честен и прост — помочь гонимой Русской Церкви восстать из пепла.

Еще с советских времен христиане Европы стремились помочь православным в России, передавая деньги, христианскую литературу, Библии, крестики и иконки. Мне рассказывали о случае, когда автобус с туристами-христианами привез в Россию Библии в специальных тайниках. При пересечении государственной границы что-то сломалось, тайники раскрылись, Библии рассыпались. Водитель даже сидел полгода в советской тюрьме.

Чтобы дать возможность советским гражданам познакомиться со Священным Писанием, в 1991 г. была организована в Манеже выставка известного голландского художника Яна Маккеса, на которой, в качестве буклета к выставке, было бесплатно роздано около 100000 книжечек с Евангелием от Луки и Книгой Деяний Апостолов с репродукциями работ Яна Маккеса на библейские сюжеты. Очереди на выставку в Манеж и за Евангелиями были невероятные.

Как только стало возможно, в постсоветскую Россию пришли пожертвования не только на христианское просвещение, но и на восстановление храмов и монастырей. Инославные христиане часто приезжали лично помогать и часто, зная особое отношение россиян к «западному христианству», деликатно жили отдельно, не докучали никому своей проповедью. Конечно, в это же время в Россию приехали многие «миссионеры», желающие обратить всех в свою «истинную» веру, но эти истории разные и не стоит их путать.

Католики и протестанты много содействовали развитию образования и научной деятельности в Русской Церкви, давали и дают гранты. Многих принимали у себя за свой счет, организовывали паломничества, учили, знакомили с собственным опытом. Насколько мне известно, при создании Российского православного университета (РПУ) немалое участие приняла Методистская церковь. Активно сотрудничает с зарубежными коллегами Православный Свято-Тихоновский Университет (ПСТГУ). Известный просветительский и социальный центр в Минске «Дом Милосердия» был построен и осуществляет свою деятельность при поддержке немецких христиан. Корейские протестанты закупили в свое время основное оборудование для типографии в Троице-Сергиевой Лавре. Отдельные земельные церкви Евангелической Церкви Германии имеют постоянно действующие проекты помощи православным христианам в России. К примеру, в Пскове действует центр по реабилитации детей с нарушениям опорно-двигательной системы. Земельная церковь Рейнланда уже 20 лет поддерживает добрые начинания Тамбовской епархии.

Известные всем голубенькие детские Библии печатал и распространял бесплатно в России Институт переводов Библии, тогда Стокгольмский (в начале 1990-х он перебрался в Москву). Пожалуй, нет воскресной школы или православной гимназии, где не было бы этих Библий. К тысячелетию Крещения Руси в 1988 году этот институт напечатал и бесплатно передал Патриархии 150000 экземпляров трехтомника «Толковая Библия», деньги на издание специально собирали скандинавские христиане. И по сей день они вместе с другими иностранцами жертвуют средства на перевод Библии, несравнимые с теми, какие удается собирать на эти цели в России.

Русской Церкви помогали Лютеранские церкви Дании, Швеции, Швецарии, Финляндии, Германии, а также многие католические организации, наиболее известные из которых — «Kirche in Not» («Помощь церкви в беде»), Renovabis, Pro Oriente. Очень известны в России «Communione e Liberazione», община Святого Эгидия, община Тэзе, Шеветонский монастырь, которые за свой счет принимали — и до сих пор принимают православных христиан из России, для помощи в получении образования и для знакомства с опытом своей работы.

Христиане Запада много помогали и гуманитарной помощью — продуктами, одеждой, которые часто распространялись через храмы по прихожанам и жителям окрестных домов.

Отдельно упомяну об очень интересном миссионерском путешествии по Волге в 92-м году, профинансированном из-за рубежа. Это шестинедельное плавание получило благословение Русской Церкви и собрало православных, католиков, и протестантов. Пароход вместил около 200 человек, из которых 30-40 – православные христиане. Во время плавания действовали семинары, диспуты, круглые столы. В городах по маршруту организовывалась проповедь, как правило, на стадионах, раздавались Библии, книги и, как это курьезно ни звучит, антипротестантские листовки. В некоторых городах священники с радостью принимали приезжих, помогали организовать миссионерские встречи. Были случаи – в Череповце и Волгограде – небывалых Крестных ходов с участием и православных, и католиков, и протестантов. Однако, нередко духовенство города и православные христиане отказывались встречаться с участниками миссионерского плавания.

Участники той поездки рассказывали интересный случай, как их миссию очень холодно приняли на Валааме — по сути, как туристов. Не захотели сотрудничать с «неправославными». Кто-то из иностранцев оставил в монастыре свою визитку. Теплоход уплыл. Через некоторое время оказалось, что из-за сбоев в навигации или еще чего-то на Валаам не завезли продукты на зиму. Благодаря оставленной визитке, жители Валаама обратились за помощью к западным братьям. И им помогли… Из Швейцарии, Германии и других стран успели срочно завезти необходимые продукты.

Про НКО

Я не понаслышке знаю мир благотворительных НКО — это те, которые существуют ради благополучателей, организуют помощь детям или старикам, помощь в экстренных ситуациях, помощь животным, заботятся об окружающей среде и т.д.

Благотворительность — это ярчайший пример самоорганизации общества не ради своих интересов, а ради служения ближним. И, по логике, государство обязано всеми силами это поддерживать и приветствовать. Минимальная поддержка со стороны Власти — это желание услышать некоммерческие благотворительные организации и не мешать им, в том числе — не мешать привлекать средства из-за рубежа.

Я вижу несколько причин, по которым необходимо поддерживать благотворительность.

Во-первых, спрос на благотворительную помощь многократно превышает предложение. Благотворительные фонды и волонтерские организации компенсируют те недостатки и неспособности, что являет нам Российское Государство. Известный пример — нехватка квот на лечение, к тому же, многие квоты покрывают только часть необходимого лечения, по сути никак не гарантируя выздоровление. О значении благотворительных НКО говорит и организация помощи в дни бедствий, во время пожаров и наводнений. Единственный механизм компенсации социальных «пробелов», в том числе и в экстренных ситуациях — это труд волонтеров и наличные деньги, на которые покупаются лекарства, оплачивается лечение, поставляется оборудование в больницы, организуются реабилитационные программы и т.д.

Во-вторых, до сих пор трудно, почти невозможно, оказывать помощь благополучателям только на пожертвования россиян. К сожалению, наш «средний класс», в основной массе, далек от темы благотворительности, а люди бедные не имеют возможности помогать.

В-третьих, из-за советского прошлого Россия очень серьезно недоразвита, в том числе, и в социальном плане. Как мы не можем без западных товаров и продуктов, без западных технологий и производственной техники, так же мы не можем без иностранного опыта благотворительности. Я говорю о разного рода лечебных, социальных и реабилитационных программах, о волонтерском движении и волонтерских центрах. В Америке и Европе прошли большой путь в этом направлении, и мы обязаны быть с ним знакомы, тем более, если часто зарубежные коллеги сами предлагают обучение и практику за свой счет.

Если обратиться к формальной логике, то все НКО подпадают под указанный выше закон (в первом его чтении), поскольку подавляющее большинство из них принимают пожертвования из-за рубежа, сотрудничают с зарубежными коллегами и занимаются «политикой», хотя бы на уровне обсуждения законопроектов и влияния на общественное мнение.

В ходе полемики было высказано мнение, мол, нечего брать деньги у «Запада» и лезть в политику — «Запад» имеет своей целью разрушить Россию — делайте свои «добрые дела» на российские деньги, принимайте не только законотворчество, но и произвол чиновников, такими, какие они есть. Но давайте будем адекватны! Если даже Русская Церковь — наиболее авторитетный и мощный «общественный институт», участвует в политической жизни страны, если, как мы видели, православные не смогли и не могут обойтись без помощи «извне» и с благодарностью таковую принимали и принимают, то что можно говорить о только-только вставшем на ноги, хоть и активно развивающемся, секторе благотворительности? 

 

Юрий Белановский, Руководитель
добровольческого движения «Даниловцы»

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*