Юрий Белановский: Основы православной культуры в школах. Оправдает ли церковь доверие?

.

Юрий Белановский: Основы православной культуры в школах. Оправдает ли церковь доверие?

Родители учащихся в соответствии со своим выбором записывали детей в разные группы. В результате мы имеем следующую картину.
 

В целом по стране:

«Основы православной культуры» – 31,7%;
«Ислам» – 4%;
«Основы мировых религиозных культур» – 21,2%;
«Основы светской этики» – 42,7%.
 

В Москве распределение близкое:

«Основы православной культуры» – 23,43%;
«Ислам» – 1.02%;
«Основы мировых религиозных культур» – 27,7%;
«Основы светской этики – 47,4%».
 

Санкт-Петербург сильно отличается:

«Основы православной культуры» – 9,46%;
«Ислам» – 0,07%;
Основы мировых религиозных культур» – 37,7%;
«Основы светской этики – 52,6%.

Буду откровенен, для меня эти результаты неожиданные. Я приятно удивлен столь большим «процентом» выбравших «Основы православной культуры» на фоне событий последних месяцев.

О предыстории

Насколько я помню, идея такого учебного предмета родилась в середине 90-х среди православных учителей и педагогов, и на первых порах ограничивалась темой дополнительного образования по выбору. Проще говоря, это был такой необязательный своеобразный аналог «краеведения». Идея, конечно, была в том, чтобы найти способ и форму «легального» выхода православных на общеобразовательные школы, что, как мне представляется, почти не противоречило общему настроению тех лет.

Как-то я уже говорил, что первое десятилетие свободы Русской Церкви  было периодом педагогического и миссионерского подъема и творчества, в основе которого лежало искреннее желание христиан (в немалой степени новообращенных) поделиться своей верой. И, конечно, это  было время благоприятных условий. Во-первых, Православие имело огромный авторитет в обществе, больше, правда, являвшийся кредитом доверия той Церкви, что вопреки гонениям и страданиям осталась верной Христу, правде, добру. Это было доверие той Церкви, что была с народом в переломные годы избавления от большевистского коммунистического ига. Во-вторых, благом для православных в те годы была известная правовая неопределенность и несогласованность на различных уровнях власти, что давало возможность порой организовать в школах достаточно серьезные проекты по «православной культуре».

Конечно, на местах был сильный разброс и по смыслу «ОПК» — и по содержанию, и по уровню преподавания. Где-то считали, что это замаскированный «Закон Божий», где-то настаивали на приобщении к лучшим образцам русской и европейской культуры, где-то делали акцент на истории православия в родных краях. Порой курс «ОПК» был семестровым и кратким, порой превращался в несколько лет обучения. Где-то за дело брались опытные учителя, имеющие достаточный опыт христианской жизни, где-то «мамашки», крестившиеся накануне, а где-то «батюшки», взгляды которых, кстати, тоже разнились от позиции «небожителя» до позиции вдумчивого ответственного педагога. Как бы то ни было, надо понимать, что во второй половине 90-х шел живой процесс накопления опыта, причем не только в учебной области, но прежде всего в области отношений православных с обществом. Если уровень обучения был высок, если «ОПК» были единственной в тех краях интересной детям альтернативой безделью (а такое реально было), то и общественное мнение было очень добрым. Если это была оголтелая миссия, где, к примеру, ученики настраивались против учителей биологии или предмет продавливался «сверху» чрезмерно увлекшейся православием директрисой, то и отклик был соответствующим.

Начало истории

«Основы православной культуры» начали вставать на «серьезные» рельсы в 1999 году, когда министром образования В. М. Филипповым был подписан приказ о взаимодействии его министерства с Московской Патриархией. Развитием темы стало разосланное в 2002 г. тем же министром  «информационное письмо» (многими воспринятое, как рекомендация), где предлагалась примерная программа учебного предмета «Православная культура». После такого «продвижения», конечно же, начался бум «православных культур». Именно в этот период с 2002 до 2007 мне и довелось принимать участие в различных курсах по подготовке и переподготовке учителей «Основам православной культуры». Поверьте, и в осмыслении самой темы, и в разработке учебных пособий, и в подготовке учителей принимали участие очень опытные, серьезные и достойные люди. Главной проблемой того периода было не методическое обеспечение, а почти полное отсутствие подготовленных ответственных учителей — на фоне большого количества желающих иметь «дополнительные часы».

В качестве доброго примера упомяну опыт Ногинского района Московской области, где десять лет назад, административным порядком, в соответствии с решением главы администрации во всех школах, было введено преподавание «православной культуры». Совместно с некоторыми священнослужителями были организованы серьезные несколько годичные курсы для учителей. В начале и в конце учебного года проводились опросы среди детей и родителей, которые не выявили случаев отказов от обучения по религиозным или национальным мотивам. Более того, были случаи, когда родители-мусульмане настаивали на обучении своих детей православной культуре. Интерес учеников к предмету поддерживался глубокой мотивацией учителей, серьезной творческой составляющей обучения, ежегодными викторинами, конкурсами, экскурсионными и паломническими поездками. Безусловно, все это стало возможным только благодаря  мощной организационной и финансовой поддержке со стороны властей Ногинского района.

Может быть, несмотря на разногласия и финансовые трудности из того православного опыта что-то достойное и родилось бы, если бы не «ход конем» со стороны сообщества учителей и методистов. Неожиданно, во всяком случае для меня, стали издаваться многотысячными тиражами учебные пособия, составленные достаточно далекими от темы светскими специалистам. Эти пособия были «вне конкуренции», ибо удовлетворяли всем формальным требованиям «минобраза» и имели соответствующий «гриф». То есть вдруг выяснилось, что многое из предыдущей истории не имеет значения, ибо преподавать придется по тому, что издано и «допущено», вне зависимости от того, насколько эти учебники корректны с точки зрения православных.

Но даже эта история «обнулилась», так и не успев до конца раскрыться. В 2009 году распоряжением Правительства Российской Федерации был утверждён план мероприятий по введению в школы комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики», в состав которого и вошли «Основы православной культуры». Начальным этапом «новой истории» стали создание учебного курса (фактически с нуля) и его апробация в избранных регионах РФ. К сентябрю этого года курс «Основы православной культуры» был не только разработан, но и опробован. Как известно, автором учебника «Основы православной культуры» для 4-х классов одобренного министерством образования стал профессор Московской духовной академии, кандидат философских наук протодьякон Андрей Кураев. При этом, насколько я понимаю, за скобками остался опыт и наработки и православных и светских специалистов. Бэкграунд перестал иметь значение.

Что есть — то есть

[articles:54780,50417]По моему мнению, о. Андрей достаточно трезво оценивает нынешнее положение вещей. Вот его слова, обращенные к учителям: «Конечно, начинаемый эксперимент нарушает все мыслимые и немыслимые правила педагогики: спешка, неподготовленность, непродуманность… Есть риск, что учителя пойдут в классы вообще без учебников, и почти точно – учителя не успеют изучить учебники и осмыслить их как наедине, так и вместе с методистами… Но, что есть — то есть».

Что же у нас есть? Во-первых, учебник для 4-х классов. Лично я, считаю его лучшим из того, что видел до этого. Поскольку этот учебник возник фактически с нуля и в совершенно новой «логике», то я бы не стал его связывать с чьим-либо мнением из прошлого. Какие бы смыслы не вкладывались сторонниками или критиками в «ОПК» ранее, сегодня это не имеет значения. Критика «православной культуры» должна это учитывать и может сосредотачиваться только на том, что мы сегодня имеем — на учебнике и на первом опыте преподавания.

Во-вторых, судя по предложенным в начале заметки цифрам, мы имеем очень большой кредит доверия «Основам православной культуры» со стороны общества. Около трети родителей четвероклашек доверяют Православию и протодьякону Андрею Кураеву. Для меня это очень мощный и глубокий показатель отношения россиян к Русской Церкви.

Пожалуй, из осязаемых вещей у нас больше ничего нет. Осталось только ждать и наблюдать, как этот кредит доверия отработают учителя (о которых мы на сегодня вообще ничего не знаем) и сама Русская Православная Церковь. Выбор того или иного компонента «Основ религиозных культур и светской этики» в будущем году будет зависеть и от качества преподавания, и от интереса детей, и от мнения родителей, и, конечно, а может и в первую очередь, от того, как Церковь этот год проживет и с чем она будет ассоциироваться.

 

 

Юрий Белановский, Руководитель
добровольческого движения «Даниловцы»

 

 

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*