«За мной Кремль!». Как москвич отстоял частный дом в самом центре

.

«За мной Кремль!».<br />
Как москвич отстоял частный дом в самом центре

В окнах этого одноэтажного домика, затерявшегося во дворах Болотного острова, отражается история последних россий­ских ста лет — со всеми её кульбитами. Построенный в конце XIX в. флигель усадьбы купцов Матвеевых, поставщиков двора его императорского величества, пережил и большевистское разграбление, и эпоху квартирного «уплотнения», и гитлеровские бомбёжки, и разрушительные генпланы, под катком которых до сих пор гибнет старая Москва.

Чуждый элемент

«В начале 20-х гг. мой отец, молодой инженер, нашёл домик — без крыши, окон, дверей, с намороженными глыбами льда от лопнувшего водопровода, — рассказывает Виктор Анатольевич, для которого купеческий флигель стал родным домом. — Большевикам было не под силу содержать жильё, которое они отняли у прежних хозяев, поэтому дома разрешили ремонтировать и брать в коллективную или частную собственность. Это называлось институтом застройщика. Отец дом восстановил и стал его владельцем».

Впервые его попытались выселить уже через пару лет — на флигель положил глаз директор соседнего техникума. Отогнав выставленную им охрану от опечатанной калитки, Розанов-старший написал письмо Сталину. Через две недели от соседа через Москву-реку пришёл ответ: живите спокойно. А в 1941 г. Розановы сами сдали дом государству — иначе им, домовладельцам, «чуждому элементу», в военной Москве не выдавали продовольственные карточки. В 1943 г. из эвакуации они вернулись уже в коммуналку — в бывшем флигеле на Софийской на 86 метрах кроме них поселились ещё три семьи. «Нам выгородили две комнатки вот здесь, — Виктор Анатольевич показывает угол в нынешней гостиной.

- Отношения с соседями были хорошие, но я всегда считал этот дом своим». Так они и прожили 30 лет за перегородками. А потом Хрущёв начал расселять жильцов коммуналок, и Виктор включился в борьбу за отцовский дом. «Моя задача была — не допустить, чтобы в освобождавшиеся комнаты ещё кого-то подселяли».

Его дальнейший рассказ — как многоактовая пьеса. Профессор в лицах представляет бюрократов всех мастей, встречавшихся на его пути.

Фунт изюму

«Отец мне говорил: главное в каждом деле — найти изюминку, понять менталитет людей, от которых зависит принятие решения, — и процесс выигран», — делится опытом Виктор Анатольевич. У Розановых интерес к юридическим делам — в крови. Дед его был народным учителем и адвокатом, всегда поддерживал обиженных. Бесплатно. Портрет деда висит в доме на Софийской. Отец Виктора Анатольевича для своего друга добился от советского государства 70 тыс. руб. компенсации (автомобиль тогда стоил 10 тыс.). У того отняли дом с садом на Воробьёвых горах. Садовод выращивал редкие сорта вишни, и Розанов доказал суду, что обидели мичуринца.

Виктор Анатольевич для своей битвы с системой, помня о советах отца, собрал целую горсть «изюминок». В начале 70-х его дом уже поделили на две квартиры. Но тут во дворе нашептали: начальник из соседней конторы договорился — флигель отдадут ему под гараж. «Ну, думаю, дер­жись, — рассказывает Розанов. — Прихожу к этому директору и говорю: «Ты жулик! Бензином, резиной торгуешь. Я тебе кровушки попорчу — по судам помариную тебя года три, ты в это время воровать не сможешь. Так что невыгодно тебе со мной связываться». Тогда дом решили расселить, признав ветхим. Но я работал в «почтовом ящике», узнал о закрытом постановлении ЦК КПСС № 91: выселять по ветхости можно только при износе не менее 75%. И заранее через юридическую консультацию заказал техпаспорт на дом, где записано: износ дома — 48%».

[articles: 51633, 43511]

К прокурору Розанов пришёл с готовой речью. Во-первых, переселение ухудшит его жилищные условия, ведь переехать предлагали в блочный дом на окраине, к тому же с подселением и без телефона. Вот, кстати, и справочка из поликлиники о том, что маме «скорую» приходится вызывать часто, — без телефона не обойтись. Во-вторых, грубейшим образом нарушено постановление партии № 91. Последний пункт особенно напугал чиновников. Через две недели дом из списков под снос исключили. Но соседка всё же переехать согласилась. И тут Розанов вспомнил, что и он почти «мичуринец» — как изобретателю ему полагаются 20 дополнительных кв. м, как научному работнику — тоже 20 кв. м. Напоминать чиновникам о том, что эти метры не суммируются, он не стал. И получил вторую половину дома. А потом заставил власти провести в нём капремонт.

Своя земля

Долгие годы владелец дома на Софийской занимался спортивной борьбой. «Я боец контр­атакующий, — говорит он. — Поэтому не надо меня злить». Но чиновники его всё злят и злят. Новая битва разгорелась с началом приватизации. Правильно составив заявление, Розанов получил в собственность не просто квартиру, а весь дом целиком — чтобы потом не возникало вопросов, кому принадлежит чердак. Но за участок пришлось повоевать. Сначала он оформил документ на постоянное бессрочное пользование землёй. Это, согласно земельному кодексу, давало право получить её в собственность бесплатно. Но чиновники присылали ему отписку за отпиской. Чтобы не судиться с московскими властями на их же территории, Розанов временно прописался на даче. Но и в Подмосковье тяжба безрезультатно тянулась 4 года и вернулась в столицу. «Сколько я повидал бесчинств», — вспоминает он. Один судья отказал ему в жалобе, так как усмотрел в деле спор о праве на собственность, который должен рассматриваться в порядке искового производства.

Другой (в том же суде) поданный иск не удовлетворил, так как этого самого спора о праве в деле не нашёл. К счастью, когда Розанов уже написал в Страсбург, объявили дачную амнистию. По ней, наконец, и был приватизирован участок в самом центре Москвы. Срочно оформить бумаги на землю — вот главный совет, который Виктор Анатольевич даёт теперь жителям новой Москвы, там того и гляди начнётся новый передел.

«Государство наше не дремлет, — говорит он. — Новый налоговый кодекс по сути лишил сотни тысяч льготников (ветеранов, инвалидов) права не платить налог на землю. Льгота теперь заключается в том, что налогооблагаемую базу для них сокращают на 10 тыс. руб. Что же будет, когда землю начнут оценивать по рыночной стоимости? При этом в 55-й ст. Конституции говорится, что в РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права гражданина. Так что буду подавать в Конституционный суд».
 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*