За таких держаться надо!

.

За таких держаться надо!

 

Только в фильме «Место встречи изменить нельзя» его герой прыгнул, спасая шкуру, а 80-летний артист то ли выпал по неосторожности, то ли выбросился сам. Семья, соседи верить в самоубийство отказываются. Лишь очень немногие осторожно предполагают: Александр Борисович мог так поступить. После тяжелейшего инсульта в 2003-м он был все эти годы практически лишён речи, измучен болезнью, зависимостью от близких. Он, красивый, статный, любимец женщин, настоящий мужик и артист. Он и с болезнью боролся мужественно, сам пытался восстановить речь, ежедневно гулял, улыбался соседям. Один из них даже рассказал, что ещё утром в день гибели артист, как обычно, делал зарядку перед окном! Он за все почти 9 лет болезни не жаловался, не плакался.

                                                               

Досье

■ Его роли:
«Кабачок «13 стульев» (1969 г.)
«Крах инженера Гарина» (1973 г.)
«Ирония судьбы, или С лёгким паром!» (1975 г.)
«Место встречи изменить нельзя» (1979 г.)
«Серые волки» (1993 г.)
■ Его голос:
«Французский канкан» (Жан Габен)
«Замороженный» (Луи де Фюнес)
«Кто есть кто» ( Ж.-П. Бельмондо)
«Спрут» — 1, 2, 3 (Микеле Плачидо)
«Первый рыцарь» (Шон Коннери)

Он и артистом всю жизнь был сверхвостребованным, работал, как вол. Более 100 ролей в кино (в том же 2003-м, до болезни, он снялся в 8 фильмах). Дублировал звёзд мирового кино — от Жана Габена до Бельмондо. Вёл легендарный «Кабачок «13 стульев», играл в театре. И в личной жизни «счастье было так близко»! Артист женился вторым браком на женщине почти на 20 лет моложе. Ему был 71 год, а ей за 50, когда у пары родилась дочь. Но счастье в семье длилось всего 4 месяца — случился инсульт… Да и первый брак принёс трагедии. Первенец, двухлетний Борис, утонул в реке. Второй мальчик, усыновлённый, юношей узнал, что он неродной («по доброте душевной» кто-то открыл парню тайну семьи). Сын замкнулся, а в итоге… выпал из окна в 20 лет. Такие вот страшные параллели прочерчивает судьба.

[articles: 54969]

И бессмысленно спрашивать: за что? И бесполезно искать виноватых. А вот что касается истоков трагедии — поискать их можно попытаться. Нет, не «именных» конкретных виновников, хотя такие попытки делаются. Тут проб­лема системная. Сколько ещё кумиров должны покончить с собой или умереть в страшной нищете, чтобы законодатели наши наконец обратили внимание на проблему обеспечения достойной старости заслуженным нашим артистам? Ведь есть у нас Союз кинематографистов, а теперь еще и КиноСоюз. Есть Министерство культуры, бесчисленные советы. Есть немыслимое количество кинофестивалей, проводимых со столь же немыслимым размахом и щедро финансируемых. Всё что угодно наблюдаем мы в культурной сфере — бурное участие в политике, дискуссии о цензуре, делёж финансов и имущества, ещё и с обличениями в нечистоплотности. А «человека — забыли». Забыли о том, что самыми бесправными у нас оказались актёры — те, благодаря которым у России в мире сложился имидж великой культурной нации, те, кто волок на себе груз морального воспитания зрителя. Те, чья работа до сих пор собирает у экранов миллионы зрителей и кто не получает ни копейки актёрских отчислений за показ фильмов с их участием! Хотя авторитета Никиты Михалкова вполне хватило бы для того, чтобы в очередной содержательной беседе с президентом страны раз и навсегда решить эту проблему. Пока же актёрам помогают частные благотворительные фонды, меценаты, а то и сами актёры. А государство произносит красивые слова про национальную идею и т. д. Но, слушая их, невыносимо вспоминать беспомощного Семёна Фараду, нищего Сергея Филиппова, многих других брошенных кумиров. Невыносимо было увидеть по ТВ утирающего слёзы ладонями легендарного Льва Дурова, так и не сумевшего рассказать о своём друге Александре Белявском.

 

Семён Фарада. Источник фото: russianlook.com
Сергей Филиппов. Источник фото: russianlook.com

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*