Захлебнётся ли Сирия кровью?

.

Захлебнётся ли Сирия кровью?

Пока спецпредставитель ООН и Лиги арабских государств Кофи Аннан пытался начать переговоры между сирийской властью и оппозицией, США с союзниками начали обсуждать планы вторжения. Осмелится ли Запад разбомбить ещё одну страну?

[articles: 50301,50029]

Въехать из Ливана через границу — никаких проблем: пограничники, лениво курящие у шлагбаума, машину не обыскивают. «Они тебя знают?» — спрашиваю я у водителя Ахмеда. «Нет, — усмехается он. — Но они знают мои деньги. Двадцать долларов — и тебя не трогают». То же самое на въезде в Дамаск: мёрз­нущий в тумане на блокпосту офицер мухабарата — государст­венной безопасности — прячет хрустящую бумажку в карман и машет рукой — проезжай. Уже тут понимаешь — революция в Сирии началась не на пустом месте.

Точно так же за взятки местная полиция пропускает грузовики с оружием для боевиков в Хомсе. Даже во время гражданской войны и армейское начальство, и госчиновники действуют в преж­нем ключе — используют любой способ, чтобы набить свой карман. О том, что их самих потом вздёрнут на первом же столбе, никто не думает.

«Будут убивать всех русских»

Дамаск встречает опустевшими улицами — ветер метёт по тротуарам обрывки газет. Возле магазинов без покупателей сидят владельцы и, щурясь на солнце, играют друг с другом в нарды. Двери разорившихся ресторанов заперты на замок, пообедать можно лишь шаурмой. Большая часть гостиниц закрылась, оставшиеся работают по инерции. Туристы покинули столицу Сирии, страна несёт миллиардные убытки — десятки тысяч людей остались без работы.

Захожу в первый попавшийся отель: год назад номер там стоил 200 евро, сейчас — 75 долларов. Портье вздыхает: «Живите, где хотите. Возьмёте люкс? Всё равно у нас тут ни одного постояльца». Горячей воды в гостинице нет, отопления — тоже, спать приходится одетым. Электричество дают на 8 часов в сутки: Дамаск привыкает к режиму введённых Западом экономических санкций. Прошлой весной каждый магазинчик пестрел плакатами с лицом президента Башара аль-Асада, водители гордо лепили портрет лидера на лобовое стекло. Сейчас изображения аль-Асада исчезли — люди боятся смены власти. «Мало ли что, — пряча глаза, объясняет владелец сувенирной лавочки, совсем недавно клявшийся умереть за президента. — Башар может и не удержаться, а если Дамаск захватят боевики… У меня же дети». Национальная валюта — сирийский фунт — рассыпается на глазах. Банковский курс — 59 фунтов за 1 доллар. Утром, когда я приехал в Сирию, на чёрном рынке давали 70 фунтов за бакс, а уже к вечеру цена повысилась до восьмидесяти. Завтра, грустно обещают менялы, будет вообще сто.

Опасаясь боевиков, люди уже боятся открыто фотографироваться рядом с портретом президента Башара аль-Асада. Фото автора

…В центре города — спецназ и танки. При попытке фотосъёмки солдаты начинают отнимать у меня камеру. Я сражаюсь за редакционное имущество, как гладиатор. Разборку прекращает офицер, спросивший документы. «Русский? А, вас-то мы любим. Но лучше тебе гулять отсюда и не светить фотоаппаратом — будут проблемы». Ещё раньше, всю дорогу от Бейрута до Дамаска, водитель Ахмед без устали объяснял: «Не  заикайся нигде, что ты из России. Исламисты считают — режим Башара держится только благодаря помощи Москвы. Здесь, в Дамаске, тебя назовут братом, но в Хомсе боевики поклялись Аллахом, что будут убивать всех русских. Если поедешь туда, прикинься американцем. По-английски говоришь с акцентом? Ну, тогда финном, у нас финский никто не знает».

- Революция, ты научила нас
Верить в несправедливость
добра.
Сколько миров мы сжигаем в час
Во имя твоего святого костра?

- цитируя рок-группу «ДДТ», профессор Джамаль аль-Бахр (выпускник советского МГУ) добавляет пару крепких слов. Мы идём с ним по площади Юсефа аль-Азма, Джамаль кипятится, размахивая руками. Обычный сирийский стиль разговора: спокойно тут не говорят, а уж объяснить ситуацию в стране без жестов сейчас вряд ли кому-то под силу.

«На фиг такую революцию!»

- Я тоже сначала поддержал революцию! — горячится профессор. — Заколебала коррупция на всех уровнях, невозможность решить любой вопрос без взятки, маленькие зарплаты. Но сейчас моё мнение в корне изменилось! Запад изображает Башара аль-Асада кровавым диктатором, однако на фоне реальных тиранов он просто ангел. Башар не вешал людей на улицах, как Саддам, а его семья не воровала миллиарды, как родичи Каддафи. Ты видел в Дамаске хоть один памятник Башару? И не увидишь. В Сирии бесплатная медицина и бесплатное образование,
а преступности мы вообще не знали. Я ждал от «арабской весны» перемен и что получил? Деньги стали трухой, бои в городах, бандиты грабят машины, мои дети без работы. На фиг такую революцию!

После шести вечера я возвращаюсь в отель — иду переулками от мечети Омейядов в старом городе. Уличное освещение не работает… Тьма такая, что чёрт ногу сломит: на мостовых пляшут пятна света фонариков. В кальянных, яростно глотая табачный дым, народ ведёт мрачные разговоры. Люди опасаются бомбёжек НАТО — в скором начале воздушных ударов мало кто сомневается. «Сперва прилетят американские самолёты, а потом натовцы заплатят офицерам, проспонсируют переворот! — кричит на всю улицу участник жаркой дискуссии, студент в платке-арафатке. — Всё по схеме, как в Ливии!» Посетители согласно кивают: итоги ливийской революции отрезвили многих сирийцев. «Башар — диктатор, спору нет, — говорит мне Мишель, владелец винного магазина в христианском квартале. — Родственничков на посты расставил, правит единолично. Но я не хочу, чтобы Дамаск бомбили и в городе начались бои: мой магазин исламисты первым делом разнесут к чёрту. Башара сбросят — здесь всё захлебнётся кровью. Перегрызутся алавиты с суннитами, подтянутся шииты и христиане… Увидишь, будет большая война».

В Сирии растёт число сторонников радикального ислама. Фото автора

Ночью я выхожу на балкон — смотрю на мёртвую столицу, осаждённую со всех сторон восставшими городами. Без электричества, тепла и горячей воды — лишь жмутся на углах замёрз­шие полицейские. Несмотря на коррупцию, международные санкции и общую слабость власти, у Сирии пока есть шанс подавить мятеж исламистов — Запад не осмеливается бомбить Дамаск по одной простой причине: здесь слишком мало нефти и слишком много купленных у России систем ПВО.

«Самое главное — сделать классное шоу для телевидения». Как ведётся информационная война против Сирии?

Читайте репортаж обозревателя «АиФ» из мятежного Хомса.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*