Зелёный спасатель

.

Зелёный спасатель

Лесоводы и учёные называют его родоначальником лесного фермерства в России. В то время как в стране ежегодно вырубаются тысячи кубометров древесины, он с женой уже высадил более 20 тысяч саженцев редких и исчезающих видов растений и реликтов. Для себя, для внуков и для России.

Чем дышать?

По первому образованию Гусман Валеевич — инженер-системо­аналитик, окончил авиационный институт. Жил как все — работа, семья, дети… Счастлив был и здоров.

А потом его жизнь развернулась на 180 градусов. 1986 год. Он работал в войсковой части и жил в военном городке Чернобыль-2, менее чем в 10 км от взорвавшегося реактора. Спасая мир от последствий страшной катастрофы, Гусман Минлебаев заработал лучевую болезнь и стал инвалидом. О том, что перенёс и как его спасали, говорить не любит — не к лицу это мужчине.

Долго лечился, и за границей тоже, врачи были единодушны: хочешь хоть немного продлить свою жизнь — живи на свежем воздухе. Сейчас он с улыбкой рассказывает, как искал себя, а тогда и представить было трудно, как с такой болезнью в селе прокормить себя и семью.

После Чернобыля будущий фермер получил специальность экономиста, затем агронома и юриста. Чтобы как следует разбираться в том, чем он собирался заняться, и уметь защитить свои права в борьбе с бюрократами. «Любой гражданин России может получить земли для ведения фермерства бесплатно или с оплатой 15% кадастровой стоимо­сти земли, но об этом не знают ни сами россияне, ни в райадминистрациях, управлениях сельского хозяйства и земимущества, — рассказывает Гусман Валеевич. — А нужно лишь знать законы и найти земли, не пригодные для сельского хозяйства, коих в России-матушке с каждым годом становится всё больше».

Сейчас в Татарстане осталось лишь 17% «правильных» лесов. Всё остальное специалисты называют «дрянником», древесина которого годится разве что на щепу для ДСП. Поэтому свой первый участок в 106 га Гусман Минлебаев нашёл без труда. И начал работать, высадил деревья. Как только чиновники увидели первые плоды его труда, тут же через суд вернули земли в госсобст­венность. Зачем? Прошло более 10 лет, деревья зачахли, участок заброшен…

[articles: 51556]

Судебные баталии чуть не стоили ему с трудом добытого здоровья, но Минлебаев уже знал, как выкарабкаться: взял новый участок угробленной земли. На нём фермер основал своё лесное поместье. Посадил более 20 тыс. саженцев. Высаживая «краснокнижные» и реликтовые виды, фермер решает сразу несколько задач: он никому не отказывает в саженцах и семенах, делая их доступными и для населения, и для лесников, быстро восстанавливает плодородную почву. Власти снова это заметили — Минприроды РФ предлагает сотрудничество и не прочь присоединить его лес к расположенному неподалёку национальному парку «Нижняя Кама».

Упорству смелых…

«Для этой работы, конечно, нужны знания, чутьё, упорство и опыт, — говорит Гусман Валеевич. — Помню, прочёл, как учёный-исследователь в один год посеял 19 семян ореха — и они не выжили. На следующий год он посеял 60, и они опять не выжили. Он написал в заключении, что в нашей зоне орехи такого вида не растут. А я посеял в первый год 900 штук, потом 1300, потом 1500 — и сейчас имею саженцы, которых у этих учёных нет».

Флора Европы и России на наших широтах на порядок беднее, чем в Америке, говорит фермер. Поэтому он закупает сертифицированные семена в США, сеет их на российской земле и успешно выращивает. «К счастью, появились волонтёры — предлагают и физическую помощь, и материальную, которая позволяет быстрее и больше «сделать» леса за один сезон. Соотечественники, живущие даже в США, узнали о моей работе из Сети, предложили помощь и оплачивали счета на посылки с семенами». На опыты и исследования у него ушло 8 лет. А чтобы заставить грецкий орех плодоносить, Минлебаев потратил 19 лет и гордится своим достижением.

Забота о природе возвращается ему сторицей. Она помогает чернобыльцу восстанавливать здоровье. Для себя фермер выращивает лекарственные травы, женьшень и гинкго билоба (это реликтовое растение называют ещё живым ископаемым). Последнее, к слову, признанное средство для улучшения памяти.

«В средней полосе России я бы рекомендовал выращивать на даче фенхель однолетний, элеутерококк, чёрный орех и тую. Фенхель можно добавлять в салаты летом (или нарезать и заготовить на зиму), в алкоголь, который приобретёт лечебные качества. Особенно он помогает при проблемах с лёгкими, при болезнях мочеполовой системы. Хорошо растёт, несмотря на морозы, и элеутерококк. Его можно посадить по периметру сада как живую изгородь. По последним исследованиям, его лечебный эффект подобен эффекту женьшеня — восстанавливает силы организма. Туя — декоративное и полезное растение. Разные виды туи выделяют три различных запаха — камфорный, карамельный и аптечный. Туя хорошо дезинфицирует воздух и отчасти отпугивает кровососущих насекомых. Чёрный орех полезен для профилактики онкологических заболеваний. Он улучшает работу сосудов, помогает при тромбофлебитах. Благодаря природной медицине Гусман Валеевич седьмой год не ходит на врачебные комиссии для подтверждения инвалидности, да и некогда. За что уже поплатился: с него сняли статус участника ликвидации аварии на ЧАЭС, получившего и перенёсшего лучевую болезнь. И вообще статус чернобыльца.

Фермер недоумевает: почему с высоких трибун врачи и чиновники так любят считать, сколько денег нужно для очистки загрязнённой воды, а про то, как с помощью леса очистить воду, никто не рассказывает? И приводит в пример опыт Нью-Йорка. В своё время перед мегаполисом встала проблема: найти 6 млрд долл. на очистку загрязнившихся водоёмов или же посадить вдоль них лес. Выбрали второе — и за 15 лет проблема была решена.

«До революции царское правительство платило землевладельцу 500 руб. золотом и вручало золотую медаль тому, кто высадит лес на своих 50 десятинах земли. В современных день­гах это 5-6 млн руб., — говорит Г. Минлебаев. — На эти деньги сегодня лесники могут посадить порядка 40-50 га леса. У меня затраты на первые 50 га земли начиная с 1999-го составили не более 150 тыс. руб. Сегодня мы с супругой растим порядка 10 тыс. деревьев на 80 га земли».

У них могло быть вдвое больше, да половину раздавили колёсами, скосили, выдернули с корнем и просто сожгли вандалы. Г. Минлебаев просил мест­ных чиновников и лесников помочь ему выкопать ров вокруг леса, но никто не откликнулся… А ему не всё равно, какой достанется земля потомкам.

«У меня есть сыновья и дочь, есть внук. Моя работа — это долг перед предками, оставившими нам землю, и забота о внуках. Я не только сам сажаю лес, но и начал обучать этому других. Когда есть время, по приглашению еду в разные города и объясняю людям, как стать фермером-лесозаводчиком, прокормить своим делом семью и улучшить экологию нашей страны», — говорит Г. Минлебаев.

Одно останавливает людей — лес не даёт мгновенных денег. Он должен «вызреть», а потом можно торговать саженцами, лекарственными травами и кореньями.

…За то, что у него растёт то, что «не должно расти», лесники и агрономы зовут Гусмана Минлебаева Сихерче (в переводе с тюркского «колдун»). Да вот только за таким «колдовст­вом» — годы напряжённого труда. Но желающие подхватить благое дело всё равно найдутся!

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*