Жажда справедливости

.

Жажда справедливости

«Революции стране не нужны, но перемены необходимы», — считает лидер партии «Справедливая Россия».

С кандидатом в Президенты РФ Сергеем Мироновым мы встретились в нескольких шагах от Кремля, в здании Геологического музея им. Вернадского. Миронов, геолог по профессии и страстный собиратель камней, после отставки с поста спикера Совета Федерации подарил музею свою коллекцию минералов. Золотая табличка с его фамилией красуется на Доске дарителей и меценатов рядом с именами императора Александра I, княгини Е. Дашковой и династии Демидовых.

Вода камень точит

«АиФ»: — Сергей Михайлович, наша политика в последние годы сама стала напоминать какую-то окаменелость. Президент требовал, чтобы его слова «отливались в граните», вертикаль власти решила по твёрдости соперничать с алмазом, оппозицию превратили в «бесполезное ископаемое»… Но сегодня «кристаллическая решётка» системы, кажется, испытывает повышенные нагрузки. Велик ли у неё запас прочности, как думаете?

С.М.: — Могу напомнить одну хорошую русскую пословицу: вода камень точит. «Вода» — это веление времени. Это требование народа: чтобы именно он, а не класс чиновников был главным в нашем государстве. Многое уже меняется. Я вижу, что мои многолетние требования перемен, в том числе социальных, сегодня оказались востребованы. Каждую неделю я открываю новую статью Владимира Путина и с большим интересом читаю там предложения из своей программы. Это и введение налога на роскошь, и строительно-сберегательные кассы для покупки жилья (5 лет наш закон лежит в Госдуме, и правительство не даёт на него положительного заключения), и перенос новогодних каникул на май, и возвращение зимнего времени, и многое другое… Что же получается? Не партия власти, а наша партия формирует сегодня повестку дня для страны.

«АиФ»: — То, что власть у вас «списывает», — разве повод для обиды? Ведь задача оппозиции — как раз указывать правительству на недостатки в работе. Вас услышали, начали что-то исправлять — скажите спасибо!

С.М.: — Ничего плохого в этом действительно нет. Вопрос в другом. Во-первых, идеи-то у нас берут, а как будут реализовывать? Где гарантия, что всё написанное будет исполнено, если за столько лет этого не сделали? А во-вторых, начав «списывать», власть остановилась на полпути. Многие наши требования продолжают висеть в воздухе. Путин ничего не говорит о том, что нужно отменять Единый госэкзамен. Он всё ещё питает иллюзии, что это благо, а не беда для России. Он ничего не говорит о 83-м законе о реформировании бюджетных учреждений, который вступит в силу с 1 июля 2012 г. А в результате ваши дети могут вдруг начать учиться по новой схеме: два предмета бесплатно, остальные — за деньги. То же самое в здравоохранении: даже визит к терапевту может стать платным.

Путин берёт нашу идею о строительно-сберегательных кассах, но почти не упоминает о социальном жилье. А ведь 80% россиян сегодня не могут ни копейки отложить на покупку квартиры. Моё предложение — строить жильё за бюджетные деньги не только для очередников, но и для всех желающих. Чтобы люди могли взять квартиру в социальный наём у государства за разумную плату, а не в аренду у частника втридорога.

Власть неуверенно обещает не повышать пенсионный возраст, но ничего не говорит о том, что пенсия должна достигнуть 60% от среднего заработка. Молчит о введении почасовой оплаты труда, которая существует во всём мире: мы предлагаем за 1 час платить не менее 100 рублей. Ничего не говорится о реальной борьбе с коррупцией. Моё предложение — 20 лет тюрьмы для коррупционера и конфискация имущества у него и членов его семьи. Ничего не говорится о реформе избирательной системы: возвращении графы «Против всех», ликвидации любого досрочного голосования и открепительных талонов, формировании избирательных комиссий из представителей всех партий.

«АиФ»: — Часто приходится слышать, что Россия — левая страна. Но почему так сложилось? Климат, что ли, у нас слишком холодный или история слишком тяжёлая? Почему считается, что нашему народу нужна власть-нянька, которая его обогреет-напоит-накормит?

С.М.: — Слово «левая» мне самому не очень нравится. У нас в стране оно имеет негативный оттенок — сходить налево, левый заработок… Но то, что России ближе всего именно социал-демократическая идеология, — это факт. 80% граждан России — русские. А коренное свойство русского народа — жажда справедливости. Ещё Достоевский это подметил. Хлеб есть, работа  есть — мало: наш человек ещё должен видеть, что мир вокруг него устроен справедливо.
Разве капитализм, тотальная власть денег — это справедливое устройство мира? Совсем другое дело — социал-демократия. Когда легко доставшиеся кому-то сверхдоходы разумно перераспределяются. Когда государство обеспечивает, с одной стороны, защиту слабых, с другой — конкуренцию сильных. Каждый нуждающийся получает гарантированный минимум социальных благ, а каждый бизнесмен — защиту от чиновников, право на честный суд. Вот какие условия в России надо создавать.

Два мира, два митинга

«АиФ»: — Сейчас параллельно идут митинги противников и сторонников власти, и там и там ораторы не стесняются в выражениях. Обзывают своих оппонентов то «быдлом», то «козлами»… Такая поляризация общества — опасная вещь? Так, глядишь, опять разделимся на красных и белых.

С.М.: — Начавшийся раздрай, развешивание ярлыков — дей­ствительно очень опасно. Эти — «враги России», «пятая колонна», а эти «продались Путину»… Когда нас пугают «оранжевой революцией» — это полный блеф! Возможно, кто-то из организаторов митингов и действует в интересах заграничных спонсоров, но таких единицы. Почти 100% тех, кто вышел на Болотную, — патриоты своей страны, люди, которые впервые за много лет пришли на выборы и увидели, что их грубо обманули, украли у них голоса. Они оскорблены в своих гражданских чув­ствах и вышли выразить свой протест. При чём тут Госдеп США? Власть должна сказать людям спасибо за неравнодушие. А вместо этого начинают мериться митингами, кто — на Болотной или Поклонной — больше народу соберёт, кто громче выступит…

Когда в России идут стенка на стенку, это всегда кончается плохо. Это начало разделения страны. Я за третий путь — за социал-демократию. В этом смысле моё место не на Поклонной, где пытались петь аллилуйю одному человеку, но и не на Болотной, где солируют всё те же господа из 90-х, которые хотят реванша, — Немцов, Касьянов… Я не хочу продолжать строить такой капитализм, который они нам строили. Не хочу играть в чужую игру «за честные выборы». Хотя если уж говорить о честности думских выборов, то больше всего голосов 4 декабря украли именно у нашей партии.

«АиФ»: — А в суды после этого по совету ЦИК вы пошли?

С.М.: — Пошли и теперь там «глотаем пыль», как в своё время говорил Владимир Владимирович. Мы пришли с документами по 221 участку в Петербурге, из которых видно, что протоколы, которые подписывались членами комиссии, и цифры, которые были введены в систему ГАС «Выборы», кардинально отличаются. Суд, по идее, должен аннулировать результаты по этим участкам, пересчитать и добавить нам депутатских мандатов. Однако судебные заседания под надуманными предлогами переносят.

Стабильность или застой?

«АиФ»: — После думских выборов оппозицию — и не только системную — пустили в телеэфир. Могут ли после выборов президентских эту «телефорточку» опять прикрыть?

С.М.: — Искушение такое возникнуть может. Но не получится. Гражданское общество проснулось, и затолкать его обратно в спячку невозможно. Если будущий президент скажет: ну всё, поиграли в демократию, в митинги и хватит, если он ничего не будет менять — в стране рванёт, и очень сильно! Ситуация ведь резко изменилась. Я заметил: осенью, когда я так же много ездил, выступал в регионах перед избирателями, политические проблемы вообще никого не волновали. Только социальные — зарплаты, пенсии, ЖКХ. А сейчас в каждой аудитории бабушки-пенсионерки спрашивают: как вы будете менять избирательную систему? Как обеспечите честный подсчёт голосов? А сколько партий нужно стране?

«АиФ»: — Последний раз такие нерв­ные выборы проходили у нас в 1996 году. Тогда тоже призывали «голосовать сердцем» за стабильность, не допустить реванша прежних хозяев страны… А потом та стабильность стала называться «лихими 90-ми», и нас снова призывают не допустить хаоса и возврата в прошлое — но теперь уже не столько коммунистическое, сколько «бандитско-либеральное». И долго ещё так будем выбирать?

С.М.: — Надо выбирать золотую середину. Задача государства — найти верный баланс между свободой и справедливостью. И когда нам говорят о стабильности, мы понимаем, что на самом деле это синоним застоя. Да, нам не нужны потрясения и революции. Но перемены необходимы! А главное сейчас — доверять народу и по-честному считать голоса. Как люди скажут, так тому и быть. Главное — ни у кого не должно быть сомнений в легитимности будущего главы государства. Если люди начнут говорить, что царь, дескать, ненастоящий, власть сама заложит мину под ту самую стабильность. Этого допускать нельзя.

Все о Сергее Миронове

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*