«Жизнь даёт в морду». Семён Слепаков — об особенностях национального юмора

.

«Жизнь даёт в морду». Семён Слепаков - об особенностях национального юмора

                                                               

цитаты  из  песен

Верили мы, что своею игрою
Русский футбол ты поднимешь
с колен.
Ради страны, что гордится
тобою,
Мог бы напрячься маленький
член.
Маленький член сборной
России,
Сборной России маленький член.
(«Песня про Аршавина»)

***
Милиционер-коррупционер,
Ты мечтал ведь в детстве служить
стране,
Защищать народ, а не наоборот.
(«Милиционер-коррупционер»)

***
Не хочу я быть инженером,
Не хочу я быть комбайнёром,
Я хочу быть акционером
ОАО «Газпром».
(«Обращение к «Газпрому»)

 

К этому можно относиться как угодно, но то, над чем мы с вами будем смеяться сегодня вечером (через неделю, месяц и т.д.) определяется узким кругом людей, так или иначе имеющих отношение к телевидению. Подобно тому, как модельеры задают стиль и цвет в одежде, они задают моду на шутки и специфику юмора — по меньшей мере, среди молодёжи. Семён Слепаков — один из этих людей. Именно с его лёгкой руки в нашем культурном пространстве появились гей-фрезеровщик Иван Дулин, рублёвские бомжи Сифон и Борода, вечно пьяные туристы из Нижнего Тагила и прочие персонажи сериала «Наша Russia».

Продюсер и главный автор этого скетчкома, создатель сериала «Универ. Новая общага», Слепаков с некоторых пор популярен и как исполнитель собственных сатирических песен в Comedy Club. «Люба, звезда ютьюба», «Обращение к акционерам ОАО "Газпром"», «Залепи своё дуло», «Песня про Аршавина» — лишь некоторые из его хитов. Дошло до того, что в конце июня Семён выпускает дебютный альбом и даёт сольный концерт.

«Механизм фаллический» в карьере не участвовал

- Семён, сегодня утром я специально не стал бриться, чтобы этим элементом своей внешности быть похожим на вас. Как вы думаете, с какой целью?

- Ну не знаю. Наверное, хотите втереться ко мне в доверие.

- Совершенно верно. Есть такой приём — отзеркаливание. Человек повторяет позы, жесты собеседника — и тем самым подстраивается под него, вынуждает быть более откровенным. Журналисты часто используют это во время интервью. Я решил пойти ещё дальше…

- Просто какое-то нейро-лингвистическое программирование. А зачем? Я и так достаточно разговорчив.

- Может, и так, но вы скрываете свою личную жизнь, Семён. Перед интервью меня предупредили, чтобы я даже не спрашивал вас о ней. Дескать, не любите. Но наши читатели (точнее, читательницы) желают узнать хоть что-нибудь.
- У меня есть девушка. Что еще сказать, не знаю. Личная жизнь — на то и личная, чтобы о ней не говорить. Я не люблю, когда это оказывается в центре внимания. Мои близкие тоже этого не любят.

- Хорошо, а домашние животные у вас есть?

- Когда жил в Пятигорске, у меня были собаки. Здесь, в Москве, единственное моё домашнее животное — Sony Playstation. В смысле, я с ней играю.

- Признайтесь, вы в детстве мечтали о той славе, которую обрели сейчас?

- У меня, конечно, была такая мечта. Мы с другом Володей Якубовым группу создавали в школе, думали, что будем популярными, как «Битлз». Мы были уверены в этом. А я мечтал просто выходить куда-то с гитарой и петь людям свои песни. И то, что это сбылось — просто фантастика! Я страшно благодарен всем земным и неземным механизмам за то, что всё так получилось…

- Простите, слово «механизмы» вызвало у меня в памяти фразу из вашей же песни — про «механизм фаллический».

- Ну, эти механизмы, к счастью, не принимали участия в моей музыкальной карьере… Я участвовал в КВН, писал сценарии. Потом в творчестве возник некий симбиоз — умение шутить на актуальные темы совместилось с музыкальным жанром. И многим это понравилось, многим оказалось близко. Как-то вот так получилось — и супер! А могло вообще никак не получиться, я это прекрасно понимаю.

 

 

 

 

Фото автора
 

- Давно ли вы пишете песни?

- На гитаре играю лет с 14-ти. А где-то с первого курса института стал писать песни о том, какой я несчастный и как меня никто не любит.

- А до этого душа не требовала?

- До этого все любили меня (смеётся). Душа требовала, и эмоций было много, но ни в какую более-менее складную форму их не удавалось уложить. Это приходит со временем, с опытом. Те песни, что я сейчас пишу, с одной стороны, основаны на вдохновении, с другой — я чётко понимаю, что хочу сказать. И какая реакция будет «на другом конце провода». Пытаюсь оценить со стороны, что делаю. Иначе можно превратиться в графомана.

- Первую свою песню помните?

- Да, я написал песню «Новогодний вальс» на втором курсе. Там была такая задача, я был в девушку влюблён. Я 30 декабря написал эту песню, а 31-го она должна была прийти на новогоднюю вечеринку, где я, собственно, тоже должен был оказаться. Я с другом эту песню записывал целую ночь, чтобы там её поставить. Она очень грустная была, многозначительная, с кучей намёков на несостоявшиеся отношения. Я, по моей задумке, должен был сидеть в кресле и смотреть в окно с таким видом, будто ничего не происходит. Такой грустный творец. А она должна была, видимо, либо упасть передо мной на колени и за всё извиниться, либо пойти и повеситься. По моим расчётам, всё должно было вот так произойти (смеётся). Но она поступила мудрее — поехала праздновать куда-то в другое место.

- И это спасло ей жизнь…

- Да. А песня, кстати, была симпатичная. Очень романтичная.

«Жизнь даёт в морду»

- Чем вы объясняете успех своих песен?

- Наверное, в первую очередь тем, что это просто неплохие песни. Остальное — философия.

- Откуда берёте идеи, сюжеты?

- Все идеи даёт жизнь. Как сказал уважаемый мною Михал Михалыч Жванецкий: «Чем отличается сатирик от простого человека? Простому человеку дали в морду — он дал в ответ. А если сатирику дали, он бежит домой и пишет об этом». Наша жизнь тоже даёт в морду. Или хотя бы прикасается к тебе так, что сразу реагируешь.

- Как часто прикасается к вам?

- У нас это происходит несколько прагматично. Есть определённые даты, когда проходят съёмки Comedy Club. И мы к этим датам стараемся написать 3-4 песни. Не думаю, что это как-то мешает вдохновению и чистоте творчества. Известно ведь, что многие прекрасные произведения искусства — в музыке, живописи, литературе — писались на заказ и в жёсткие временные рамки.

- Вы стали звездой интернета, у ваших роликов колоссальное число просмотров. Какой совет дадите молодому человеку, который сидит где-то в российской глубинке наедине со своим компьютером и, скажем, гитарой и жаждет успеха и мировой славы?

- Надо прыгать. Всё время пытаться что-то делать, допрыгнуть до какой-то планки. Если не получается, надо пытаться ещё. Выложи своё творчество в YouTube, попробуй договориться о концерте в каком-нибудь местном клубе, ресторане. Главное — не сиди с обиженной рожей и не своди свою деятельность к тому, чтобы писать про всех гадости в интернете. Хочешь чего-то добиться — подними свою задницу, иди и добейся. Тем более что сейчас заявить о себе гораздо проще, чем тогда, когда свою карьеру начинал я. Идти на ТВ к продюсерам и предлагать юмор было бесполезно. Сейчас же на ТНТ есть проект «Comedy БАТТЛ», благодаря которому молодые юмористы могут заявить о себе, выступить перед всей Россией, заработать денег и даже стать резидентами Comedy Club. Не хочешь появляться на сцене? Пиши сценарии! ТНТ постоянно говорит о том, что ищет таланты и просит присылать сценарии. Мог ли я мечтать об этом, когда мне было 16 лет? Меня вообще никто видеть нигде не хотел с моими сценариями и шутками.

- Вот вы говорите, жизнь даёт идеи. Пару месяцев меня потрясло одно событие. Андрей Аршавин в Питере попал в мелкое ДТП. И водитель проезжавшего мимо трамвая в знак утешения подарил ему грейпфрут. Аршавин написал об этом в твиттер. Тина Канделаки прочитала и написала в свой твиттер: «Аршавин попал в ДТП». И поставила грустный смайлик. А серьёзное спортивное издание всё это перепечатало себе в ленту новостей. Вы могли бы сложить песню об этом?

- А что вас потрясло?

- Грандиозность этого медийного события. То, что о нём непременно надо было писать в серьёзном спортивном издании.

- Песню можно из чего угодно написать, как и новость сделать. Главное, чтобы была идея. Про Андрея Аршавина одну песню я уже написал, хотя …Аршавин и грейпфрут — в этом что-то есть.

Вообще, это всё таинственно как-то появляется. Вот мы написали недавно песню про Red Hot Chili Peppers. Почему про них — непонятно. Ничто не предвещало её появления.

- Они ведь в июле приезжают в Москву, концерт дают. Может, у вас было подспудное желание выступить у них на разогреве, в этом причина?

- Боюсь, если нас поставить к ним на разогрев, публика разойдётся, не дождавшись Red Hot Chili Peppers. Хотя… Ладно, пусть ставят.

«Жёсткий юмор тоже должен быть»

- Семён, что у нас в стране с чувством юмора происходит?

- А что с ним не так? Чувство юмора в стране великолепное. У всех. И это помогает нам жить, потому что чем хреновей ситуация, тем острее чувство юмора. Вопреки расхожему мнению, замечательное чувство юмора у военных, милиционеров. Вообще у наших людей — во всех жизненных и социальных сферах.

- Ну да, особенно у пенсионеров. Думаете, им приятно смотреть на ваших героев из «Наша Russia» — пожилую чету, над которой измываются чиновники, соседи, даже собственная внучка, а они ничем не могут ответить, кроме вооружённой агрессии? Как-то не смешно это вовсе.

- И правильно. И не хотелось, чтобы было смешно! Для того и придумано. «Наша Russia» — это социально-юмористическая программа. Это программа о нашей стране, она предназначена не только для развлечения и смеха, но и для обозначения острых проблем. Там, например, есть сюжетная линия о платной медицине: врач по-разному относится к двум пациентам, потому что один платит за себя сам, а за другого платит государство. И я очень рад, что мы сняли эти сюжеты и показали их. Пусть это видят врачи, которые так обращаются с больными, пусть это видят чиновники, которые так обращаются с пенсионерами. Пусть им от этого будет хреново. Может, задумаются, может, изменится что-то в лучшую сторону.

- Обращаясь к акционерам «Газпрома», вы спели: «Ведь всё-таки это наш общий газ, а мечты сбываются только у вас». Фактически высказали сокровенную мысль миллионов россиян. И что, представителям газового монополиста стало хреново от этих строчек? Или хотя бы слегка совестно?

- Эта песня просто отражает некую данность, которая существует. В глубокий анализ этой ситуации я погружаться не хочу. Есть кому погрузиться и проанализировать, почему у нас это так происходит. Знаю, что в «Газпроме» тепло отреагировали на песню в их адрес. Что говорит о том, что у людей, которые там работают, есть чувство юмора.

- Вернусь к вопросу о чувстве юмора. У нас (да и не только у нас, пожалуй) восприятие смешного разнится, в первую очередь — по возрастам. Если молодёжь, и то не вся, с удовольствием смотрит Comedy Club и «Наша Russia», то люди постарше брезгливо щёлкают пультом, как только попадают на эти программы. Слово «ж…а», произнесённое с экрана, повергает их в шок. Юмор стал другим, вы же не будете отрицать?

- Тут главное — не навязывать своё мнение остальным, считая, что только оно правильное. У каждого есть свои приоритеты. Не нравится — всегда можно взять пульт и переключить. Или вообще отключить телевизор и пойти книги читать.

Для меня критерий юмора, или удачной шутки, достаточно простой: остроумно — не остроумно. То, что юмор порой бывает жёстким — замечательно. Таким он тоже должен быть. Но рано или поздно сортирный юмор приедается, общество ищет другие, более тонкие формы. Так было во все времена. Возьмите Рабле — в «Гаргантюа и Пантагрюэле» именно такой, сортирный юмор. Потом возникает что-то более тонкое, интеллектуальное. А потом всё опять падает ниже плинтуса. Это такой цикличный процесс, как мода. Человечество во всём развивается по спирали, в том числе и в восприятии смешного. А то, что старшее поколение возмущается: молодёжь, дескать, пошла не та, зачем мы их вообще растили? — так это обычное противостояние отцов и детей.
Тоже вечный процесс.

Кстати, тот же Comedy Club уже не такой жёсткий, каким был раньше. И причина в том, что ребята сами повзрослели, стали опытней, вот и выдают более интересный материал. Я же считаю, что люди, которые нас ругают — на самом деле наши латентные поклонники. Если их что-то раздражает, то, скорее всего, в них самих это есть. Что-то, что они сами не могут высказать.

 

 

Фото автора
«"Тагил!" — это наш боевой клич»

- Наш менталитет как-то влияет на чувство юмора, задаёт ему национальные черты?

- Да. Мы много смеёмся над самими собой. Большинство шуток основано на наших собственных невзгодах. И в этом плане мы молодцы: с пониманием относимся к своим недостаткам. Вообще, мне за нас порой очень обидно. Столько в стране интересных, достойных людей, а вот жизнь наладить, как в других странах, у нас не получается.

- Семён, вы же кандидат экономических наук? Ваша диссертация, насколько я знаю, была посвящена развитию туризма в районе Кавказских Минеральных Вод?

- Написал, да, было время.

- Выходит, вы получили экономическое образование, но вместо того, чтобы используя полученные знания, налаживать нашу жизнь (о чём сами говорите), пошли в шоу-бизнес развлекать людей?

- Я себя никогда экономистом не считал. Просто так обстоятельства сложились, что я написал и защитил эту диссертацию. Мне кажется, мы будем тогда хорошо жить, когда каждый на своём месте станет хорошо делать свою работу. Я в данный момент пишу сценарии, песни. И считаю, что свою миссию выполняю неплохо. Пусть другие выполняют свою — и всё придёт в норму. А экономист Слепаков вряд ли вытянет страну откуда-нибудь. Тем более что уже есть один экономист с такой фамилией. Это мой папа.

- Ну так ваша диссертация была напрасным научным трудом или нет? Можно на её основе поднять курорты Северного Кавказа?

- Вряд ли. Там высказаны общие мысли, которые и так бесконечное количество раз обсуждались. Я просто систематизировал материал и выразил своё мнение: лучше сделать так и так. Но с тех пор прошло 9 лет, там многое изменилось.

- Вот вы говорите, любим смеяться над собой. А разве смех над фрезеровщиком нетрадиционной сексуальной ориентации — это смех над собой? В Западной Европе на вас бы давно в суд подали.

- В суд бы не подали, просто им это было бы не смешно. Потому что для них это обыденное явление. Скажем, фрезеровщик Джеймс стоит у станка, а по окончании рабочего дня идёт к своему другу Тому, плотнику. И спит с ним. У нас в России общество более аскетичное, менталитет такие вещи пока не допускает. Он их страшится. И защищаемся мы от этой ситуации смехом. На самом деле это смех не над геем-фрезеровщиком, а над российским сознанием. То есть над самими собой опять же. И над своими страхами. «Гомосятина» же пугает нас, а смех — отличный способ победить страх.

- Зачем же вы тогда убрали фрезеровщика Дулина из сериала? Разве мы победили страх «гомосятины»?

- Просто некоторые герои себя исчерпали, им уже нечего было сказать. Столько сюжетов про Дулина было придумано, что мы наконец решили свернуть эту лавочку. То есть исчерпан конкретный персонаж, но отнюдь не тема. Что касается темы, то у нас есть другие герои на подходе — полярники.

- Знаю, к вам обращаются из регионов, где вы «поселяете» своих персонажей, с претензиями: «Почему у нас? Почему мы? У нас таких нет». Вот, скажем, пьяные туристы Гена и Вован «со своей видеокамерой» приехали в Турцию из Нижнего Тагила. Я бы на месте тагильчан обиделся…

- Да, нам поступали звонки и оттуда. Мы объясняли: поймите, это не про вас, а про российских туристов вообще. Просто слово «Тагиииил!» очень удобно кричать. Оно похоже на наш боевой клич. С ним можно идти в атаку, причём не только на дьюти-фри. Я, кстати, столько раз видел, как люди идут по улице и кричат «Тагиииил!» И это было в Москве. Понятно, что они орали под влиянием сильных эмоций и веществ известного свойства. Но разве плохо, что люди в приподнятом настроении по всей стране кричат название вашего города? Я бы на месте жителей Тагила только радовался. Кричат название города — значит, он на слуху. Значит, и в правительстве на его нужды могут, в случае чего, выделить побольше денег из бюджета. Всё взаимосвязано.

- Кстати, о правительстве. В прошлом году 1 апреля, в День смеха, вы в компании резидентов Comedy Club встречались с Дмитрием Медведевым. И что-то пели ему, тогдашнему президенту России. Что именно?

- Свои песни, что же ещё. Deep Purple я не умею играть (смеётся). Я спел ему «С Новым годом, президент России», написанную несколькими месяцами ранее.

- Мне кажется, вы там текст изменили?

- Ну да. Там есть такие слова: «Быть президентом России трудней, чем премьером, особенно если премьер тебе служит примером». А дальше, в оригинальной версии, такие: «Быть президентом России может не каждый. Может не каждый им быть уж тем более дважды». Вот эти слова я переделал, по-другому ему спел. Не хотелось настроение человеку портить. В принципе, в этой строчке ничего обидного нет, но конкретно в той ситуации она была неуместна.

- Над чем, вы считаете, будут смеяться наши дети лет через 20?

- Мне кажется, над тем же самым. Меняется окружающая обстановка, но темы остаются. Глупость, жадность, подлость — любые человеческие пороки, которые были, есть и будут. И над ними всегда будут смеяться.

 

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*