Журналист пробыл 11 лет за решёткой, ведя расследование своего уголовного дела

.

Журналист пробыл 11 лет за решёткой, ведя расследование своего уголовного дела

Спустя 10 лет после вынесения ему приговора президиум суда уже отменил кассационное определение от 2003 года. Теперь приговор в отношении журналиста считается не вступившим в силу. Сам Андрей переведен в СИЗО, где
и дожидается исхода борьбы, которую ведет многие годы.

В начале 2000-х Андрей Сиднев был студентом кафедры журналистики Ивановского госуниверситета. Начал сотрудничать с газетами, в одной из них был принят в штат. Однако совмещать учёбу с подённой журналистской работой было сложно. Чтобы как-то зарабатывать на жизнь Андрей стал подрабатывать в разных местах – продавцом, охранником. Весной 2001 года устроился в ООО «Регент» — приемщиком на автосервис. При этом продолжал внештатно готовить публикации для ивановских СМИ. Однако его работа на автосервисе, в отличие от журналистской стези, неожиданно привела к беде. 11 июля 2001 года Сиднев был арестован. С этого момента его жизнь раскололась надвое – согласно версии следствия, Андрей был участником банды, занимался разбоем и в конечном итоге совершил убийство. Сам же Сиднев ни в тот момент и никогда позже не признал своей вины ни в одном из инкриминируемых ему преступлений. Впервые в жизни оказавшись за решеткой, он был вынужден начать журналистское расследование своего собственного уголовного дела. Для чего дистанционно получил юридическое образование. Долгие годы Сиднев эпизод за эпизодом «прокручивал» материалы дела, заручаясь необходимыми доказательствами своей правоты.

Теперь он точно знает, что случайная встреча со знакомым – Русланом Борисовым, который и способствовал устройству Андрея на автосервис, оказалась поистине роковой. Потому что вокруг ООО «Регент» сформировалась группа людей, промышлявших темными делами – разбоем, вымогательством, убийством. По версии следствия, четвертым членом этой банды стал и Андрей Сиднев. Согласно приговору ивановского областного суда от 19 ноября 2002 года Сиднев первое свое преступление совершил еще в марте 2001 года – он якобы участвовал в нападении на предпринимательницу в подъезде ее дома, и даже ударил ее четыре раза по голове гантелью, причинив легкий вред здоровью. Доводы журналиста о том, что он в это время еще не работал на зловещем автосервисе, а трудился продавцом в ларьке совершенно в другом месте никто во внимание не принял. Хотя Сиднев даже сделал публикацию в местной газете «Месяц за решеткой», в которой описывал свои трудовые будни в торговом павильоне. Там же он находился и 26 марта –  в день, когда по версии следствия он напал на предпринимательницу с гантелью (этот вещдок, кстати, странным образом исчез из дела).

Немало странностей Сиднев выявил и при изучении доказательной базы по ключевому эпизоду – убийству студентки Турусовой. Во-первых, обвинение в числе прочих базировалось на показаниях свидетеля  Ильи Матвеева. Но тот впоследствии выступил с заявлением, что никогда в жизни не знал Андрея Сиднева, а протокол его допроса не известно как появился на свет. А ведь этот протокол был зачитан присяжным, которые рассматривали дело Сиднева.

Во-вторых, судом не было принято во внимание алиби Сиднева, который в момент убийства 21 июня 2001 года находился в гостях у своего знакомого. Это могла бы подтвердить корректная распечатка телефонных звонков, именно к ней апеллировал журналист на следствии и суде. Ведь в то самое время, когда совершалось преступление, он совершил звонок своей подруге, и это доказывало его нахождение в 30 километрах от места убийства. Но из детализации его телефонных переговоров сведения именно об этом звонке таинственным образом исчезли. Если бы этот документ был получен должным образом, то есть с санкции суда, то, наверное, никакое «колдовство» над ним не прошло бы. А так на распечатке нет ни печати, ни подписи должностного лица компании-оператора.

И в третьих, может быть, самое главное – признание того самого Руслана Борисова. После своего условно-досрочного освобождения он пришел к матери Сиднева Анне Алексеевне, и признался, что оговорил её сына. Он рассчитывал, что интеллигентный Сиднев не выдержит пресса обвинения и всю вину за убийство девушки возьмет на себя. 12 января 2010 года в эфир Первого канала вышел документальный фильм «Прости, если сможешь-3». В нём Борисов публично кается в том, что оговорил журналиста в совершении преступления, которое тот не совершал.

Однако даже этот казалось бы вопиющий факт не стал поводом для пересмотра дела в отношении Андрея Сиднева. Позиция ивановской областной прокуратуры в лице первого заместителя прокурора области Виктора Селюнина заключается в следующем: «невозможно сделать вывод о том, какие именно доказательства и обстоятельства повлияли на решение присяжных заседателей, которые вынесли обвинительный вердикт». Селюнин отмечает, что ни Борисов, ни его старший подельник не упоминали в суде о причастности Сиднева к их преступлениям. А значит, по мысли прокурора, присяжные вольны были сделать какие угодны выводы в отношении Сиднева, но они сочли его виновным.

Несмотря на многочисленные отказы в том, чтобы обратить внимание на «несуразности» его дела, журналист продолжил борьбу и наконец добился того, что им занялся Верховный Суд. Союз журналистов России, который выступил со специальным заявлением по делу Сиднева, обретшему широкий общественный резонанс, призвал судей к максимально всестороннему рассмотрению.

- Как-то будучи на свидании у Андрея, — рассказала «Аифу» мама Анна Алексеевна, — мы разговорились о тех дорогих нам фотографиях, на которых запечатлено наше счастливое семейное прошлое. Мама, а знаешь какая самое дорогое для меня фото? — спросил Андрей. Это фотография убитой девушки. Мне показали её и сказали, что это я её убил…
Андрей Никитин.

Комментарий

Уполномоченный по правам человека в Ивановской области Андрей Кабанов:

- Я не знаю, виновен Сиднев или нет. Это должно исследоваться судом. Но человек, отсидевший столько лет, при появлении новых доказательств имеет закрепленное законодательно право на пересмотр своего дела по вновь открывшимся обстоятельствам независимым и беспристрастным судом. А проблему обвинительного характера наших судов понимает даже Президент. Он это отмечал в одной из своих предвыборных статей. Отчасти дело Сиднева связано с этой проблемой, а отчасти с определенной «корпоративностью» и нежеланием признавать свои ошибки.

Без сомнения, правоохранительные органы сегодня мотивированы на стопроцентную раскрываемость преступлений и в связи с этим используют недопустимые доказательства, пытки и другие нарушения прав человека. Плюс к этому у них сложился стереотип, что признание ошибок — это слабость. Подобные вещи типичны для корпоративной модели государства, контуры которой все более отчетливо вырисовываются.

Благодаря общественной поддержке, прежде всего СМИ,  дело Сиднева приобрело серьезный резонанс. Для Андрея это шанс.

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*