Звёзды от Грауэрмана. Александру Ширвиндту не удалось отстоять знаменитый роддом

.

Звёзды от Грауэрмана. Александру Ширвиндту не удалось отстоять знаменитый роддом

ВедьБулат Окуджава, Марк Захаров, Андрей Миронов, Александр Збруев, Александр Ширвиндт, Михаил Державин, Александр Политков­ский, Вера Глаголева родились именно в этом «доме», рядом с рестораном «Прага» на Новом Арбате.

Добротный дом

В конце XIX в. на месте роддома им. Грауэрмана располагалась лечебница со стационаром на 5 кроватей — медицина была неразвита, больных приходило не так много, поэтому больше и не требовалось. Главный четырёхэтажный особняк роддома значился в то время, по разным данным, под номером 3 или 5, был воздвигнут под руковод­ством архитектора Николая Жерихова в 1913-1914 гг. и был тем самым местом, где родились многие жители «приарбатья». Вообще-то особняк этот строил на свои и занятые по друзьям день­ги хирург Пётр Соловов. Сначала он приобрёл участок земли на Большой Молчановке, а затем нашёл хорошего архитектора. На первом этаже Соловов надеялся разместить частную клинику, а на втором планировал поселиться со своей семьёй. Но его мечте не суждено было сбыться. Началась Первая мировая война, и вместо клиники в доме Соловова организовали госпиталь для раненых. А затем большевики и вовсе отобрали у доктора его особняк. И если бы не акушер-гинеколог Григорий Грауэрман, возможно, в экспроприированной собственности какие-нибудь швондеры запели бы про «суровые годы» или партийные лидеры рассказывали бы на собраниях про светлое будущее. Именно Грауэрман предложил организовать в центре Москвы добротный роддом.

Постепенно маленькая клиника на Большой Молчановке превратилась в элитное заведение в центре столицы. Всё было оборудовано, по советским временам, шикарно — новые кровати, всегда чистое бельё, даже свой телефон в палате, персонал весь на подбор. Попасть на роды «к Грауэрману» было непросто для тех, кому не посчастливилось родиться или хотя бы обитать в районе Арбата. Правда, говорят, блатных всё же принимали за дополнительную плату.

7 марта 1941 г. в роддом им. Грауэрмана со спектакля привезли Марию Миронову. Роды были тяжёлые, ребёнка тащили щипцами. Мать Миронова потом не раз вспоминала об этом как об одном из самых тяжёлых моментов в жизни. В письме к мужу из роддома она сообщала, что материнские чувства ещё не проснулись, что её Китаец (так Миронова называла новорождённого сына) напоминает о пережитой боли. Сначала Китайца записали на фамилию Менакер, но потом всё же решили: Миронов будет лучше. Так появился на свет будущий кумир миллионов Андрей Миронов.

Во время войны «у Грауэрмана» оборудовали госпиталь, а в мирное время снова стали свозить рожениц. Особняк был невероятно знаменит в послевоенные годы. Писатели братья Вайнеры задействовали его в одном из эпизодов своего знаменитого романа «Эра милосердия», по которому был снят сериал «Место встречи изменить нельзя». Именно в роддом им. Грауэрмана Володя Шарапов (Владимир Конкин) с девушкой Валей Синичкиной (Наталья Данилова) отвозят брошенного матерью малыша.

В 1973 г. уже жена Андрея Миронова Екатерина Градова попала в дом Грауэрмана. Старожилы Арбата вспоминают, как Андрей Миронов приходил под окна на пятачок от Калининского проспекта до Арбатского переулка, где обычно собирались новоявленные отцы, а потом встречал Градову и новорождённую дочку Машу Миронову с букетом красных роз у дома 7, откуда обычно выпускали счастливых мамаш с младенцами.

А вот маму Веры Глаголевой со схватками буквально довели под руки до порога знаменитого роддома. В то время семья Глаголевых жила неподалёку — на улице Алексея Толстого. Поэтому, когда начались схватки, «скорую» ждать не стали — решили, что быстрее дойдут пешком.

 

А начиналось всё очень скромно. Фото с сайта www.1tv.ru
Дышать нечем?

Роддом им. Грауэрмана был закрыт в начале 1990-х гг. С тех пор владельцы зданий не раз менялись, там появлялись то клиники, то коммерческие фирмы, то банки, и атмосфера элитного советского заведения постепенно выветрилась из коридоров и палат легендарного здания на Новом Арбате. «Родильный дом Грауэрмана сейчас, к сожалению, не работает, — вздыхает актёр Михаил Державин. — Когда был построен Новый Арбат, снесли много красивых, историче­ских зданий, а по поводу роддома власти начали говорить: там плохие условия для новорождённых, роженицам там дышать нечем. Наверное, это так, там действительно под окнами постоянно несутся автомобили, и дом стоит на самом задымлённом проспекте Москвы. Но для нас он дорог как здание, которое мы — те, кто в нём родился, — очень хорошо знаем по нашему детству. Сейчас на роддоме водружён самый большой рекламный экран на Новом Арбате. Родильного дома нет, к счастью, сохранилось хотя бы само прелестное здание». «В конце 80-х мы пошли небольшой, но весомой компанией — я, покойный Андрюша Миронов, Марк Захаров, Михаил Державин — отстаивать роддом, когда его собрались закрывать, — рассказывает актёр и режиссёр Александр Ширвиндт. — Но ничего не получилось. Нас слушали, кивали головами и приводили совсем не веские аргументы. Оно и понятно: для того чтобы забрать себе здание в центре Москвы, можно придумать всё что угодно.

«Душно, шумно, противно пахнет, неуютно рожать» — это ерунда. Рожать я там не рожал, но думаю, что делать это везде одинаково, если сделать ремонт, закупить новое оборудование, пригласить хороших врачей. К тому же это всё-таки исторический дом, там масса прекрасных людей родилась. Да, его не разрушили, он стоит как миленький, но от атмосферы, от истории в нём почти ничего не осталось».

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*